Из истории кожевенного производства в России

ИСТОРИЯ РОССИЙСКИХ МАНУФАКТУР

Питерская мануфактура

Питерская мануфактура

Кроме черной и цветной металлургии, текстильной промышленности в России в XVIII в. были довольно значительно развиты стекольная, кожевенная, писчебумажная, лесопильная отрасли промышленности, металлообработка, производство пороха. Однако по численности рабочих они не шли ни в какое сравнение с металлургией и текстильной промышленностью. По далеко не полным сведениям Берг- и Мануфактур-коллегии, в 1767 г. в стекольной промышленности было занято около 700 работников, в писчебумажной – 2,2 тыс. (преимущественно крепостных), в канатной – 330 человек и т. д.

В XVII в. имелись четыре бумажные мельницы, которые по своему уровню превышали ремесленное и мелкое промышленное производство. В 1725 г. работало – 56 бумажных мельниц, в 1760 г. – 18, а через семь лет – 30 писчебумажных мануфактур, использовавших главным образом несвободный труд. Но и в этой отрасли в конце XVIII в. наемный труд начал играть большую роль; так, в пяти мануфактурах использовали только наемный труд, в семи – смешанный.

Крупнейшим центром кожевенной промышленности был Ярославль, куда из многих уездов страны поступало сырье для выделки кожаных изделий. Здесь работало большое число мелких «заводов» – ремесленных мастерских. Хорошие дубленые кожи выделывали в Вологде, кожи и сафьяны – в Казани. Обработкой кожи занимались мастера из Калуги и Нижнего Новгорода.

Кожевенное производство в XVIII в. существовало в форме домашней промышленности, ремесла и мелкотоварного производства. Однако и здесь появляются предприятия мануфактурного типа (сафьянная мануфактура, кожевенный завод): в 1720 г. 11 кожевенных мануфактур, в 1799 г. Мануфактур-коллегия располагала данными о 572 кожевенных заведениях, насчитывавших всего 575 рабочих, т. е. в среднем по одному работнику на заведение.

К этому времени существовало лишь несколько мануфактур. Мелкие заведения ремесленного типа обслуживались самим работником и членами его семьи, привлекалась также наемная рабочая сила (один-два человека). Кроме «указных», зарегистрированных кожевенных предприятий было огромное число незарегистрированных мелких заведений во всех районах страны. Число рабочих в этой отрасли возросло с 6304 в 1804 г. до 14 151 в 1860 г., причем почти все рабочие были вольнонаемными.

В это время расширяли старые мануфактуры, например Пушечный двор – построили «кузнечную мельницу», чтоб «железо ковать водою», каменные здания (вместо старых деревянных). В Москве появились две казенные пороховые мельницы.

Мануфактурам принадлежала ведущая роль в производстве оружия. На нужды государства (по укреплению его обороноспособности) работал Пушечный двор, где отливались пищали (орудия для прицельной стрельбы), мортиры (для навесного огня), «тюфяки» дробовые (для стрельбы картечью), «органы» (многоствольные орудия небольшого калибра для стрельбы залпом).

Здесь с 20-х годов использовали силу падающей воды при изготовлении железных поковок. Там же отливали набатные или вестовые колокола для крепостей, большие и малые колокола для монастырей и церквей. В первой половине XVII века на Пушечном дворе трудились более 100 человек .

Огнестрельное и холодное оружие делали в Московской Оружейной палате – мануфактуре так называемого рассеянного типа в отличие от Пушечного двора – мануфактуры централизованного типа. Мастера-оружейники работали в специальных мастерских при палате и (еще больше) на дому, в своих кузницах и оружейных мастерских. В оружейном деле существовало много специальностей: самопальники и мушкетники, ствольники и замочники, бронники и сабельники, столяры и резчики, станочники и плотники, токари и ольстренники (ольстры – кожаные кобуры для пистолетов), живописцы и резчики по кости, мастера золотого и серебряного дела.

В начале 80-х годов числилось более 300 мастеров по оружейному делу. Кроме того, заказы Оружейной палаты выполняли тульские мастера.

Относительно крупные заводы по производству стекла и хрусталя существовали еще в первой половине XVIII в.; в 1720г. было около 12 стекольных и хрустальных заводов; в 1804 г. – 114 и в 1860 г. – 195 заводов с 11 464 рабочими. В первой половине XVIII в. лишь некоторые мануфактуры в этой отрасли обходились вольнонаемным трудом, а во второй половине вольнонаемный труд составлял около 2/5 занятой рабочей силы, к началу XIX в. – уже почти 50 %. На некоторых мануфактурах применялся только наемный труд.

В химической промышленности наряду с крупными предприятиями, возникшими также еще в XVIII в. (поташные заводы), действовало множество мелких заведений, городских и крестьянских, производивших на продажу деготь, сургуч, мыло, кислоты, свечи и т. д. и обслуживаемых либо членами семьи, либо рабочей силой, привлекаемой со стороны.

Разрозненные данные за 1804 г., не охватывая всей химической промышленности (не включены, например, гонка дегтя, смолокурение, изготовление пороха и др.), показывают, что на мыловаренных, свечных и воскобойных заводах работали 686 вольнонаемных и 1 крепостной, на красочных предприятиях – 80 вольнонаемных и 2 крепостных. На купоросных и нашатырных заводах насчитывалось 164 вольнонаемных; на поташных – 456 крепостных и только 13 вольнонаемных. Даже эти неполные данные говорят о значении вольного труда в химической промышленности.

Источники: МосИндПошив, ИСТОРИК